Кожевников – громоотвод Узуна и Васильевой. Офшорное «Просвещение» купило блок на негатив в СМИ для настоящего президента?

Купающееся в российском госзаказе издательство «Просвещение», с советским названием и офшорными корнями, продолжает интересовать обозревателей портала «Компромат-Урал». Сведения о любезных отношениях бенефициаров «Просвещения» и министра Ольги Васильевой (у неё теперь, как ни смешно звучит, - целое Министерство «просвещения»!). Некоторое время назад в редакцию поступали угрозы от лиц, назвавшихся PR-представителями «Просвещения» и его главы, олигарха Владимира Узуна (ИНН 771002665239). Пугальщики требовали удалить критические публикации о схеме его бизнеса. И если ранее мы уделяли «Просвещению», Узуну, его напарнику и сенатору Олегу Ткачу (ИНН 772905966937) и министру Васильевой внимание постольку-поскольку, то после «наезда» они прочно заняли своё постоянное место в наших расследованиях.

На днях читатели издания «Компромат-Урал» подсказали нам интересный факт. В новых негативных публикациях о «Просвещении», выходящих в различных СМИ, прицел критики искусственно и нарочито перемещён с Владимира Узуна на его заместителя Михаила Кожевникова. Наверное, работники офшорной империи Узуна настолько привыкли «стряпать» школьные учебники, что воспринимают всю внешнюю аудиторию как малых доверчивых детей, которые должны верить всему написанному. Разве не наивно делать вид, что «Просвещением» рулит не президент Узун, а его «вицик» Кожевников? Дескать, это не миллиардеры Узун и Ткач с министром Васильевой несут ответственность по претензиям общественности и публичным подозрениям в коррупции, а всего-навсего Михаил Кожевников. Такая новая удобная мишень для медийных шишек.

Абсурдность происходящего очевидна любому, кто хотя бы чуть-чуть разбирается в вопросах корпоративного управления. О каком «президенте» холдинга «Просвещение» Михаиле Кожевникове можно говорить всерьёз, если во всех государственных реестрах и базах данных юрлиц эта должность по-прежнему закреплена за тем же самым Владимиром Узуном. Да и куда он денется с такой урожайной поляны? Единый госреестр юрлиц ФНС России безмолвствует относительно якобы президента Кожевникова. Зато приснопамятный Узун занимает «путинскую» должность в своих ООО «Просвещение» (ИНН 9715306770, дочка кипрского офшора), АО «Издательство Просвещение» (ИНН 7715995942) и АО Управляющая компания «Просвещение» (ИНН 7707667024). Согласно актуальной перепроверке редакцией «Компромат-Урал», все три президентских стула – под одним и тем же Узуном. Никаким Кожевниковым, что называется, и не пахнет.

Да что госреестр – на сайте самого «Просвещения» наблюдается аналогичная картина. Узун – президент. А Кожевников как был, так и числится первым вице-президентом, наряду с простыми замами: Викторией КопыловойАллой МишаковойЕленой НизиенкоАлексеем ШаповаловымЕленой Янышевой и Натальей Фирсовой. То есть легенда о «президенте Кожевникове» на поверку выгляди*т как не более чем дилетантский отвлекающий манёвр, переключающий медийное внимание с «офшорника» Узуна. Но ведь журналисты, называющие Кожевникова самым главным в «Просвещении», не дураки, и могли бы предварительно разобраться в ситуации, возражают наши читатели. Согласимся: могли бы и, возможно, даже разобрались. Тогда почему наглухо «забыли» про Узуна? Есть версия, что Владимиру Ильичу подарен так называемый блок на негатив, поэтому теперь он довольно улыбается в сторонке от критики в СМИ.

Кто делает такие роскошные подарки? В поисках ответа на этот вопрос редакция «Компромат-Урал» обращает внимание на умопомрачительные финансовые показатели в бизнесе «Просвещения». Так, согласно базам данных, за последний отчётный год выручка в «группе организаций, потенциально связанных с Владимиром Узуном», выросла на 17% - до 21 млрд. рублей! Госконтракты за год – 9,8 миллиардов, госзакупки – 9,9 млрд. рублей! С такими деньгами можно мотивировать к молчанию даже самые громогласные и честные рупоры.

Впрочем, кто бы ни возглавлял «Просвещение» - Узун, Широкун, Худун или Толстун – денег у этой структуры с каждым днём будет только прибавляться. Как передаёт корреспондент портала «Компромат-Урал», сейчас издательство продолжает добиваться исключительных прав на так называемые товарные знаки, которые по смыслу означают всего лишь «Федеральный государственный образовательный стандарт» (ФГОС). Утверждает этот стандарт не Владимир Узун, а министерство Ольги Васильевой – по идее, для всей отрасли, для всех участников рынка. Но «Просвещение» решило, что у него свой «уникальный» значок ФГОС, и если он появляется на учебниках издательств-конкурентов, то они как миленькие должны перечислять миллиарды на расчётный счёт «Просвещения». Получается так: вырисовал эмблему из общедоступной государственной аббревиатуры – и бери деньги с тех, кто ею пользуется?! Что-то вроде налога на воздух и на дождь из повести «Приключения Чиполлино» Джанни Родари. Всё по-детски просто… В этом и есть «Просвещение»!

Говорят, президент – ненастоящий!

Теперь вернёмся к упомянутым публикациям, в которых все проделки «Просвещения» приписываются фейковому президенту Михаилу Кожевникову, а не настоящему – Узуну (про него – тсс, ни слова!). Один из таких текстов на днях выпустила газета «Наша версия», где уже в подзаголовке поставлен наводящий вопрос: «Зачем президент издательского холдинга «Просвещение» Михаил Кожевников хочет установить контроль над школой?». Далее цитируем:

«Роль учебных пособий в образовательном процессе выходит на новый уровень - они превращаются в настоящие информационные системы, способные полностью вытеснить преподавателя из учебного процесса. А разработчики патентованных пособий превращаются в настоящих монополистов. Так, издательство «Просвещение» собирается проводить школьную реформу. Если планам издателей суждено будет случиться, место преподавателей в классах могут занять программные комплексы, создаваемые и поддерживаемые… работниками издательства «Просвещение».

Президент издательского холдинга «Просвещение» Михаил Кожевников, оказывается, страдает от столкновения «с гигантским потоком информационного мусора». В этом он признался на Петербургском международном экономическом форуме (ПМЭФ). Но, как выясняется, страдания издателя, похоже, несколько наиграны. Дело в том, что глава «Просвещения» для борьбы с этим мусором, по сути, предлагает услуги… своего издательства. Так как государство, по его мнению, на такое не способно, это может сделать только бизнес. «Частные инвестиции необходимы для создания в массовой школе современной образовательной среды», — пояснил Михаил Кожевников.

Другими словами, речь не идет о выпуске еще одного, хотя и очень правильного учебника. Вместо этого предлагается некое комплексное технологически продвинутое решение, разработанное частным бизнесом. Которое закажет государство и оплатит из госбюджета. Но даже этот вариант Михаила Кожевникова не совсем устраивает, так как он оставляет бизнесу слишком мало пространства для прибыли. Более перспективным решением Кожевников считает инвестиционный проект - самостоятельную разработку цифрового учебно-методического комплекса по любому из предметов, который затем передается школе.

С этого момента начинается самое интересное (с точки зрения бизнеса). Инвестор внедряет свой продукт (то есть учит работать с ним преподавателей) и фактически превращается в системного интегратора образовательной системы. Создаваемый учебно-методический комплекс должен включать себя полный функциональный шлейф: тренажеры, тесты, рабочие тетради, атласы и т.д.

Понятное дело, никакого «мусора» в понятии Михаила Кожевникова в этом случае в системе не будет вообще - только то, что санкционировано самим «Просвещением». Только вот какой нюанс - похоже, что само «Просвещение» станет системным элементом новой системы образования, и все последующие поколения пользователей этой системы будут обречены платить ренту тем, кто создал данный механизм.

Подобная бизнес-модель называется сервисной цифровой экономикой, и она продвигается во многих отраслях и странах. Однако за этим красивым названием чаще всего скрывается монополия на обслуживание, тщательно охраняемая различного рода патентами и копирайтом. Нетрудно убедиться, практически все успешные бизнес-модели, которые подаются в качестве примера технологического бизнеса, основаны именно на умении сделать свои достижения системным и монопольным элементом.

Заявку «Просвещения» на интеллектуальную монополию продвигает уже целый фронт организаций с подходящим названием. К примеру, руководитель Центра разработки образовательных систем «Умная школа» Марк Сартан без особых ужимок заявил, что такому гиганту как «Просвещение» новая амбициозная задача может оказаться под силу. И категорически выступает против того, чтобы вся программа цифровизации закончилась изготовлением простых цифровых копий бумажных пособий.

Еще бы. Настоящие комплексные решения не могут быть просто скопированы или заменены.

Заявка издательства «Просвещение» на цифровую монополию выглядит особенно говоряще на фоне настоящих военных действий, развернувшихся на рынке простых бумажных носителей. Эти действия могут отлично характеризовать как истинные цели «Просвещения», так и ограниченные возможности ведения этой войны.

Началось все в январе 2018 года после того, как «Просвещение» подало в Арбитражный суд города Москвы иск на 3,7 млрд рублей к другому издательству - «Вентана-Граф», которое вместе с издательствами «Дрофа» и «Астрель» образуют внутри холдинга «Эксмо-АСТ» корпорацию «Русский учебник».

«Просвещение» обвинило подразделение «Эксмо-АСТ» в распространении по сути контрафактной учебной продукции. Суть этого контрафакта состояла в размещении на обложках книг «Вентаны» изображения, сходного до степени смешения с товарным знаком АО «Издательство «Просвещение». Речь идет о торговом знаке «Просвещения» — букве «Ф» в виде глобуса (он означает, что учебник соответствует федеральным государственным образовательным стандартам).

Представители «Просвещения», судя по всему, не особенно скрывали, что намерены превратить иск в прецедент в тотальной войне «за чистоту рынка учебной продукции». «Просвещение» обвиняет конкурентов в попытках копировать не только товарные знаки, но даже дизайн обложек.

Все эти стенания на фоне растущих оборотов корпорации выглядят немного нелепо. По итогам 2017 года «Просвещение» показало существенный рост выручки, которая достигла 20 млрд рублей, а тиражи учебной и учебно-методической литературы превысили 100 млн экземпляров.

Между тем арбитражный суд удовлетворил ходатайство «Просвещения», обязав «Вентану-Граф» выплатить потерпевшей стороне 3,76 млрд руб. - невероятная по масштабам российского книжного рынка сумма.

Но в итоге победа «Просвещения» оказалась пирровой. Теперь уже «Вентана-Граф» подала иск к «Просвещению» в суд по интеллектуальным правам, оспорив сам факт регистрации издательством знака ФГОС. В конце мая на основании этого заявления Роспатент аннулировал товарный знак издательства, который обозначает соответствие его продукции Федеральным государственным образовательным стандартам (ФГОС).

Эта война, скорее всего, продолжится. Новая модель создания учебных пособий возникновение новых конфликтов исключает и даже в некотором роде провоцирует. И не только потому, что защита бумажных изданий - сложное и неблагодарное дело. «Просвещение» Михаила Кожевникова собирается создать не просто частную монополию на образование - оно готово заручиться в этом деле поддержкой государства. Вернемся к высказываниям Кожевникова, сделанным им в Санкт-Петербурге.

«Я могу сказать с полной уверенностью, что уже сегодня бизнес готов инвестировать в образование. Однако из-за отсутствия четких и понятных механизмов возврата инвестиций такие примеры, скорее, исключение. Но они должны стать массовой практикой», - объяснил менеджер.

Другими словами, получается, «Просвещение» готово взять на себя часть государственных расходов на образование в обмен, естественно, на гарантии со стороны государства на возврат инвестиций с прибылью?

Такой подход правительство категорически устраивает, ведь в нем и есть все ласкающие ухо прогрессивных чиновников термины - ГЧП, цифровая экономика, сервисо-оринетированный подход. «Просвещение» обещает, что «Цифровая школа» поможет решить проблему нехватки высокопрофессиональных кадров, а, значит, улучшит эффективность работы практически всех экономических структур. Это суперзадача правительства, ради этого можно согласиться и на создание отдельно взятой образовательной монополии.

А то печальное обстоятельство, что образование вслед за здравоохранением переходит из категории универсальной социальной услуги, представляемой государством, в бизнес-сервис, можно просто игнорировать. Куда только смотрит Федеральная антимонопольная служба?», - задаётся финальным вопросом автор Александр Кузьмин.

Продолжение следует…

ТОП новости

Вход

Меню пользователя