В ту степь. Участник 53-го Венецианского биеннале Илья Чичкан: «С Кличко мы поддерживаем связь через космос»

742-14f3.jpg

Украинский художник Илья Чичкан (тем, кто не знает: его картина «Оно» была продана на аукционе Phillips de Puri за 80 тыс. долл.) уже 7 июня вместе с честной компанией откроет украинскую экспозицию — в рамках 53-й Международной выставки современного искусства Венецианского биеннале. Отечественный проект назван романтично — «Степи мрійників». Правда, команда созидателей, скорее, не романтики, а чистые прагматики — помимо успешного Чичкана задействован также известный японец Михара Ясухиро (нашумевший золотыми и серебряными кроссовками Puma), а еще «наше все» — Владимир Кличко (в роли куратора) плюс Петр Дорошенко (комиссар украинского павильона). Представляет проект — как и в прошлый раз — PinchukArtCentre. В интервью «ЗН» г-н Чичкан признался, что не приемлет «явление проституции в искусстве», поскольку сам он честный художник…

— Илья, столь почетная миссия, выпавшая вам в этом году — представлять Украину на самой влиятельной и пафосной выставке современного искусства в Венеции, каким-то образом трансформировала вас самого?

— Есть Илья Чичкан — автономный художник. А есть Илья Чичкан — часть серьезного (с точки зрения репрезентабельности и ответственности) проекта на грядущем Венецианском биеннале.

— В чем же разница? И чем пришлось пожертвовать в своей «внутренней империи», чтобы стать участником этого события?

— Дело в том, что проект, который я предложил, и люди, которые его одобрили, находятся в контексте событий. Поэтому жертвовать приходится лишь временем, а сам проект в принципе идеален. В контекстуальном плане. Если говорить действительно о современном искусстве.

— Что может быть круче для художника, для современного художника, чем выставиться на Венецианском биеннале?

— Искусство, в принципе, уже отвечает само за себя. И его качество определяется вне замкнутого пространства инфоструктуры. Хотя сама эта структура и является сталкером. Чем круче сталкер — тем успешнее внедрение. В плане Венеции это круто.

— Второй раз выставляясь на биеннале, Пинчук-арт-центр делает упор на некую поэтичность проекта. В названиях она точно отражена. Поэтичность — это один из главных брендов украинской культуры. Каким образом вы (плюс японец Михара Ясухиро) собираетесь ее поддерживать и воплощать?

— Меня всегда удивляли люди, которые пересказывают фильмы. У меня был удивительный друг Тимур Новиков. После того как он ослеп, он все равно продолжал ходить на выставки и просил друзей описывать то, что он не видел. Думаю, проект, который Украина представляет на биеннале, достаточно эфемерный. И уловить его суть практически невозможно.

— Какую поэтичность может привнести фигура боксера как куратора? Пару слов об этом удивительном явлении: Кличко — в роли куратора современного искусства...

— Роль современного искусства, а также роль куратора, роль художника на сегодняшний день настолько абстрактны и неосязаемы… Искусство окружает нас везде. Владимир Кличко может быть артистом-перфомансистом, поскольку спорт — это одно из первых проявлений перфоманса. Он и представляет проект как куратор, поскольку он куратор этого проекта. И я этим горд. Это тоже часть проекта.

— Как вы все (вы лично, японец, куратор Кличко) сегодня взаимодействуете? Как идет работа? За круглым столом, по Интернету, непосредственно на площадке объекта?

— Все проходит так, как должно, — общаемся через космос!

— Что внес лично Кличко в этот проект? Как ему работается с вами, с художниками?

— Владимир приносит украинскому павильону намного больше, чем многие другие украинцы. Мы делаем одно дело, и как художник я этим горжусь.

— А чем непосредственно Япония Украине поможет?

— Ну да, действительно… Почему Япония? Почему не Внутренняя Монголия? Я не думаю, что нам нужна помощь, если честно. Мне кажется, Япония просто близка Украине по многим эстетическим моментам. Казак от самурая отличается только размером.

— У вас есть Puma от Ясухиро?

— Причем тут обувь?! Хотя, у меня есть ботинки kunelisa, которые я дал ему поносить, когда он был в Киеве. Просто он сам приехал в сандалиях…

— Подготовка каждого биеннале в Украине — непременно какой-то скандал. Учитывая вашу творческую репутацию, это выглядит как откровенная конъюнктура с учетом некоего шлейфа славы художника. Будет ли провокация в самом проекте? Может быть, не столь явная, но…?

— Знаете, я верю только в искусство. И не считаю, что оно должно быть провокационным. Мне неприятно явление проституции в искусстве. Я честный художник и такой, какой есть. Если кто-то считает меня провокатором, то мне жаль, что меня окружает такое количество закомплексованных и необразованных людей.

— Что вообще для художника Венецианский биеннале — шанс, топ? Вы логически шли к этому? Можно ли вообще от этого отказаться, если, допустим, это не соответствует вашему представлению о том, каким должен быть украинский павильон?

— Вы меня об этом уже спрашивали. Это все равно круто.

— Насколько, И ПО-ЧЕСТНОМУ, вписано украинское искусство в мировой контекст? Например, художник Чичкан много и престижно продает свои работы…

— Почему вы так замечательно начали и так банально заканчиваете? Могу ответить так же банально — работаю не ради денег. У меня их нет, хотя ничего против не имею.

— Вдохновение… «Актуальный ли это «механизм» для современного художника?

— Думаю, сегодня вдохновение можно назвать стимулом. И стимулом довольно актуальным. Опять-таки стимул жжет, стимул любит, стимул имеет детей — это и есть вдохновение.

— Согласны ли вы с приписываемой художнику аморальностью? (С тем, что это стойкая последние 200 лет художественная платформа: я — художник и у меня нет табу, в первую очередь, моральных). Не пришло ли время сменить парадигму?

— Искусство потому и является такой вожделенной и привлекательной частичкой в нашем гипофизе… Ведь развращенность и запреты зависят от нас самих, и уже вы являетесь сканерами и фильтрами, которые судят о прекрасном лишь по степени своей развращенности.

— Правит ли нынче искусство миром? Миром денег, например?

— Искусством правят умные люди. Деньги всего лишь помогают искусству процветать.

— Джеф Кунс говорит, что «сексуальность занимает центральное место в западном искусстве». Украина стремится на Запад. Но лично мне кажется, у нас слишком «цнотлива» нация и очень пуританская культура: сексуальность — это что-то вызывающее чувство неловкости. Я не знаю ни одной порнозвезды в Украине, а определенно кандидатки есть. Есть ли в современном украинском искусстве сексуальность? И нужна ли она здесь вообще, если все «степи та лани»?

— Кунс прав, если не смотреть на историю искусства. И его работы с Чичолиной подтверждают его заявление. Но зачем же вешать ярлыки? Тоталитарный режим направлял искусство — политические люди были порнозвездами. Зачем навязывать обществу что-то, с чем сами художники не согласны? Я имею в виду хороших художников…

Кстати…

В 2007 году институция Пинчук-арт-центр скрестила в украинском павильоне зарубежных мировых звезд и отечественных (этнических преимущественно) современных художников. Эффект, безусловно, был. Но вопросов, где здесь «наше» — не меньше. В этом году физический перевес действительно на нашей стороне. С фигурой Кличко. По словам Петра Дорошенко, «такая ситуация подводит нас к актуальному вопросу современности — исследованию и идентификации тех ролей, которые люди постоянно играют в обществе». Не уверена, что наше общество созрело для того, чтобы принять Кличко в контексте современного искусства, но мировой общественности все нипочем: чем больше провокаций, тем больше искусства.

Заявленный для презентации проект «Степи мрійників» (помимо столь весомого куратора для воплощения идеи, — а она туманно очерчена как неклассическая визуальная экспозиция) — интерактивная инсталляция в старинном палаццо Пападополи (постоянная площадка проектов Пинчука в Венеции) — пригласил двух уже упомянутых художников. Они на пару и сочиняют историю о реальном владельце палаццо — Николо Пападополи, который в середине 19 века совершил путешествие на край света (в Японию) через Украину и бескрайние евразийские просторы. Мечту об этом туре Чичкан и Ясухиро воплощают в загадочной (пока), но крайне лирической (наверняка) инсталляции. К слову, сам г-н Чичкан личность колоритная в нашей художественной жизни. Его проекты участвовали на биеннале в Сан-Пауло. Его работы были представлены в МОМА. Он работал и с фото, и с видео, живопись также стала его страстью. Круг художников группы «Парижская коммуна», к которому причислен Чичкан, может только гордиться таким ньюсмейкером.


Источник: “http://gazeta.zn.ua/CULTURE/v_tu_step__uchastnik_53-go_venetsianskogo_biennale_ilya_chichkan_s_klichko_my_podderzhivaem_svyaz_ch.html”

ТОП новости

Вход

Меню пользователя